Символика названия

анализ темы по роману О.Уайльда «Портрет Дориана Грея»

и повести Э. Хемингуэя «Старик и море»

 

 

 

  Название произведения – это ключ к его пониманию. Даже если заглавие на первый взгляд кажется простым и ничего особенного не выражающим, достаточно задуматься и станет ясно: каждое слово значимо, наполнено смыслом, потому что именно в названии в обобщенном виде выражен авторский замысел.
   В своей работе я хочу проанализировать роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» и повесть Эрнеста Хемингуэя «Старик и море», для того чтобы раскрыть символику названия этих произведений. 
   Каждая из этих книг имеет свою историю, свою судьбу, их авторы также совсем не похожи друг на друга. Оскар Уайльд – эстет, приверженец эстетизма – литературного направления конца XIX - начала XX вв., а Эрнест Хемингуэй для многих стал символом мужества и человеческого достоинства. Я попытаюсь показать, как в названиях произведений отразилась личность автора, его система ценностей и жизненная позиция.
   Роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея», который вышел в свет в 1890 году, сделал его автора знаменитым. В предисловии писатель утверждает: «Искусство – зеркало, но отражает оно смотрящего, а не жизнь» [5; Стр. 5]. Эта фраза не просто одна из уайльдовских «красивостей», в ней суть его литературной программы. Уайльд считал, что искусство выше жизни, что поклоняться следует лишь Красоте во всех её проявлениях. Слово «Портрет», вынесенное в заглавие романа, имеет глубокий смысл. Портрет – это и есть то самое зеркало, которое отражает «смотрящего», то есть Дориана Грея. «Портрет хранит тайну его, Дориана, жизни, но в то же время рассказывает, кто он на самом деле. Портрет научил его любить собственную красоту – так неужели теперь он заставит его возненавидеть свою душу?» [5; Стр. 93]. Этот вопрос задаёт сам себе главный герой романа. Мне кажется очень верной мысль, что ««Портрет Дориана Грея» замкнут, обращен на себя в самом что ни на есть хитроумном смысле, как и его центральный образ» [7]. Культ бесконечного жизненного удовольствия, который проповедует в романе лорд Генри, очень эгоистичен. «Красота, – утверждает лорд Генри, – одна из форм Гениальности, она даже выше Гениальности, ибо не требует чтобы её объясняли… Она обладает священным правом на абсолютную власть, и те, кто наделен ею, сами становятся властелинами» [5; Стр. 26]. Лорд Генри выступает здесь в роли демона-искусителя, он призывает Дориана неустанно искать новых ощущений, наслаждаться молодостью и использовать власть красоты, данной ему от природы. По его теории, «люди неэгоистичные бесцветны, им не хватает индивидуальности» [5; Стр. 77].
   Образ Портрета в заглавии является символическим воплощением философии эгоизма и индивидуализма. Как пишет в предисловии к роману А. Зверев, «эгоизм Дориана – качество особого рода, это эгоизм эстетов. Разумеется, они более или менее ясно представляют себе реальную жизнь, но не желают с нею считаться. Они восстают против неё своим культом юности, утонченности, художественного вкуса, точно бы все это способно было заменить нравственное чувство» [3; Стр. 17].
  Когда размышляешь над названием и над смыслом самого произведения, возникают ассоциации с античным мифом о Нарциссе. «Нарцисс вырос юношей необычайной красоты, и его любви добивались многие женщины, но он был безразличен ко всем. Когда в него влюбилась нимфа Эхо, Нарцисс отверг её страсть. От горя Эхо высохла так, что от неё остался только голос. Отвергнутые Нарциссом женщины требовали наказать его. Богиня правосудия Немезида прислушалась к их мольбам. Возвращаясь с охоты, Нарцисс заглянул в незамутненный источник и, увидев в воде свое отражение, влюбился в него. Он не мог оторваться от лицезрения самого себя и умер от любви к себе. На месте его гибели вырос цветок, названный нарциссом» [3; Стр. 201]. Как и Нарцисс, Дориан был влюблен в собственную красоту, которую отразил, как зеркало, его портрет. Желание навсегда сохранить свою красоту и молодость, несмотря на законы Природы, погубили его.  Портрет должен был служить воплощением бессмертной и застывшей красоты, а сделался зеркалом деградации и разложения его души. Человек и портрет как бы поменялись ролями: Дориан Грей на протяжении восемнадцати лет остается внешне неизменным, тогда как стареет портрет, на котором время, страсти и пороки оставляют свои следы. Трагедия Дориана Грея – «это трагедия эстетизма, во многом предвещающая трагедию самого писателя» [7]. Идея «вседозволенности», свойственной Красоте, подвергается в романе испытанию и в конечном счёте опровергается.  
   Как мне кажется, Уайльд здесь переосмысливает свой собственный тезис, что «всякое Искусство бесполезно» [5; Стр. 6] и что Красота лежит вне сферы Морали. «Портрет Дориана Грея» как метафора Искусства выражает силу Искусства и его тесную связь с реальностью. Мы видим, что Портрет не только увековечил идеальную красоту Дориана, но также стал воплощением больной совести героя. В финале романа во многом именно благодаря портрету торжествует Истина. После того, как Дориан пытался уничтожить главную улику, разоблачающую его преступления, на стене остался великолепный портрет героя «во всем блеске его дивной молодости и красоты. А на полу с ножом в груди, лежал незнакомец во фраке. Лицо у него было морщинистое, увядшее и отталкивающее. И только по перстням на руках слугам удалось узнать Дориана Грея» [5; Стр. 212]. Любитель противоречий, Уайльд создал роман, наполненный идеями и теориями, которые противоречат традиционной морали, и который, тем не менее, является произведением глубоко нравственным, так как убеждает читателей в том, что наша совесть как беспощадное зеркало отображает всю нашу жизнь, и от самого человека зависит то, какое отражение он там будет видеть. 
   Повесть Э. Хемингуэя «Старик и море», написанная в 1952 году, полвека спустя после «Портрета Дориана Грея», интересна именно своим абсолютным несходством с книгой Уайльда. Контраст обнаруживается уже в самом названии. Искусственности, рукотворности портрета, на котором изображен один Дориан, можно противопоставить идею единения Человека и Природы, воплощенную в заглавии повести Хемингуэя. Культу вечной молодости эстетов противостоит образ старика. «Старик был худ и изможден, затылок его прорезали глубокие морщины, а щеки были покрыты коричневыми пятнами неопасного кожного рака, который вызывают солнечные лучи, отраженные гладью тропического моря… Всё у него было старо, кроме глаз, а глаза были цветом похожи на море, веселые глаза человека, который не сдаётся» [6; Стр. 599]. В портрете этого героя мы прежде всего видим неразрывную его связь с землей и морем. Хемингуэй намеренно подчеркивает, что облик старика словно бы создан самим морем, особенно выразительна деталь – глаза, которые «были цветом похожи на море». Эти глаза как раз и раскрывают его главную тайну: он по-настоящему, в отличие от Дориана Грея, сумел сохранить молодость души, нравственную чистоту и силу. Не случайно ему уже давно не снятся женщины и то время, когда он был молодым, но ему постоянно снятся молодые львята, и рядом с ним преданный ему мальчик Манолин. 
   Старик остаётся один на один с морем, но все же он не одинок.  «Сантьяго в мыслях прямо объединяет себя с окружающей вселенной, его охватывает чувство бескрайней полноты жизни, к которой он причастен: «Мне надо поспать. И звезды спят, и луна спит, и даже океан спит в те дни, когда нет течения и стоит полная тишь» [1; Стр. 93]. Его любовь к морю сравнивается с любовью к женщине, Сантьяго даже ласково называет его la mar, как называют его только любящие люди: «Старик постоянно думал о море, как о женщине, которая дарит великие милости или отказывает в них, а если и позволяет себе необдуманные или недобрые поступки, – что поделаешь, такова уж её природа» [6; Стр. 610].
   Исследователь творчества Хемингуэя Н. Анастасьев пишет: «Ни на момент не утрачивая своего, земного облика, Сантьяго в то же время являет собою образ аллегорический. А бытовой сюжет перерастает в притчу… Старик тут уже не просто старик… Ему звезды – сестры, для него море родное, свои – и летучие рыбы, и птицы, с которыми он ведет задушевный разговор и которые вызывают у него «нежную привязанность» [1; Стр. 87-88]. «В Сантьяго есть подлинное величие – он ощущает себя равным могучим силам природы» [2; Стр. 21], его борьба с рыбой, а потом с акулами становится символом человеческого мужества, труда, человеческих усилий вообще. Хемингуэй убежден: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить» [6; Стр. 648].
   Образ Моря также, с одной стороны, совершенно конкретный, реальный, а с другой стороны символический и многозначный.  Прежде всего, морская стихия – это олицетворение могучих сил Природы.  Хемингуэй придерживается той точки зрения, что Человек – это лишь частица природы, а не её царь и властелин. Старик думает так: «Человек – это не бог весть что рядом с замечательными зверями и птицами. Мне бы хотелось быть тем зверем. Что плывет сейчас там, в морской глубине» [6; Стр. 630].
   Особенно важно в повести то, что «рыба органично принадлежит той же жизненной стихии, что и убивающий её человек. В этической системе Хемингуэя эта близость, эта неразрывная связь всего живого имеет значение чрезвычайное» [1; Стр. 89]. Старик жалеет пойманную рыбу и разговаривает с ней, как с равным существом. Хемингуэй выражает это в таких словах: «Рыба – она тоже мне друг… Но я должен её убить. Как хорошо, что нам не приходится убивать звезды!» [6; Стр. 633]. Таким образом, мы приходим к выводу, что в названии повести символически воплощены одновременно и противоборство Человека со Стихией, Природой, и их неразрывная связь. 
   Автор показал нам человека, который остро чувствует родство со всей природной стихией, стихией живой жизни, которая символически воплощена в образе моря, такого прекрасного и в то же время скрывающего множество опасностей.
   Как мне кажется, сами названия рассматриваемых произведений говорят о том, что Уайльд в своем романе размышляет над проблемой соотношения Жизни и Искусства, а Хемингуэй пытается понять место человека в мире, то есть тема его повести - Человек и Природа. Уайльд показывает трагедию индивидуализма и эстетизма, а Хемингуэй пишет о том, что вся человеческая жизнь - это испытание, цель которого во что бы то ни стало оставаться Человеком, сохранять достоинство, не сдаваться до конца.
 
 
Литература:
 
1. Анастасьев Н. Творчество Эрнеста Хемингуэя. – М.: Просвещение, 1981.
2. Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй // Хемингуэй Э. Рассказы. Прощай, оружие! Пятая колонна. Старик и море. – М: Художественная литература, 1972. – С. 5-22.
3. Зверев А. Портрет О. Уайльда // Уайльд О. Избранное. – М: Художественная литература, 1986. – С. 3-20.
4. Мифы народов мира. Энциклопедия. В 2 т. – Т. 2. – М.: Рос. энциклопедия, 1997.
5. Уайльд О. Портрет Дориана Грея. Сказки. – М.: ИД «Комсомольская правда», 2006. 
6. Хемингуэй Э. Рассказы. Прощай, оружие! Пятая колонна. Старик и море. – М: Художественная литература, 1972 (БВЛ. Т. 195)
7. Эстетическая теория Оскара Уайльда и её воплощение в романе «Портрет Дориана Грея» // http://www.oscarwilde.ru/llb-op-autname-275

 

Ликвидация безграмотности плюс...

Цитата недели

 

Образование - это всё то, что остаётся, когда всё выученное забыто.

Беррес Фредерик Скиннер

 


При частичном или полном копировании материалов ссылка на сайт обязательна. 2015-2017 гг.
Яндекс.Метрика

Просто интересно

 

История двух Калининградов

 

⁠Знаете ли вы, что в течение пятидесяти лет в России существовало два города с таким названием? Подмосковный город, который известен молодому поколению, как Королёв, с 1938 года носил название Калининград. А до этого – рабочий посёлок Калининский, а еще чуть раньше – посёлок Подлипки. Именно в дачный посёлок Подлипки в 1918 году из Петрограда был перенесён Орудийный завод, превративший тихое местечко во вполне оживлённое.