«Фантастический реализм»

М.Е. Салтыкова-Щедрина

 

   Фантастика М.Е. Салтыкова-Щедрина всегда реалистическая. То есть при решительном господстве реалистического элемента фантастика в его произведениях является не приёмом ухода от действительности, а лишь служит средством познания и сатирического разоблачения негативных сторон жизни общества.
   Фантастический элемент Салтыкова-Щедрина подобно факелу, освещающему тёмные своды пещеры, обнажает скрытые стороны действительности. Например, чтобы показать истинную сущность дворян-помещиков, вскрыть их абсолютную неприспособленность к жизни и паразитарную основу существования писатель помещает этих людей  в нереальную обстановку необитаемого острова («Повесть о том, как мужик двух генералов прокормил»).
   По познавательной функции фантастика Салтыков-Щедрина близка к научной гипотезе.  Как утверждал А.С. Бушмин,%D0%A4%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%81%D1% она представляет
  И.А. Гончаров заметил, что Салтыков-Щедрин может, во-первых, оживлять фантазией действительность и, во-вторых, «окрашивать фантазию действительной жизнью». Первое есть определение реалистической фантастики, второе – фантастики романтической.
   Но реалистическая фантастика Щедрина решительно отличает его от фантастов-романтиков. Поэтому нельзя сближать, например, Гофмана и Салтыков-Щедрина. Как пишет уже упомянутый нами А.С. Бушмин в своей статье «Сказки Салтыкова-Щедрина», в отличие от романтиков, у которых фантастика – это средство ухода от действительности, щедринская фантастика – прямое продолжение мира реального, а не его протиповоложность.
   Салтыков-Щедрин считал, что в мире нет ничего фантастического, что не могло бы быть объяснено реальными причинами. Поэтому смело можно говорить, что корни щедринской фантастики лежат не в мировоззрении писателя: это рациональная фантастика, которая контролируется сильным и трезвым умом.
   Фантастический элемент у писателя в одних случаях является реалистическим отражением самой жизни, в других – изобразительным средством художника. В первом случае фантастика служит отражением разоблачаемой действительности, идеологии и психологии тех социальных типов, в сознании которых действительность получила фантастическое преломление. Но не надо путать это с теми случаями, когда Щедрин пользуется фантастикой как приёмом разоблачения действительности, находя по собственным соображениям нужным представить реальное в фантастическом виде.
   Таким образом, отделение фантастики как элемента действительности от фантастики как элемента поэтики – дело трудное, но не невозможное.
   Фантастическая живопись в сатире часто берёт на себя и функцию осмеяния. Фантастический образ пародирует реальный человеческий образ и развенчивает его посредством смеха.
   Наряду с познавательной, живописательной и юмористической функциями фантастика у Салтыкова-Щедрина выступает и в функции эзоповского иносказания.
   Можно говорить об определенной закономерности: чем глубже вторгается сатира писателя в социально-политические проблемы, чем выше «обличаемая ступень административной иерархии», чем неблагоприятнее цензурные условия, тем сильнее у него фантастический элемент. Фантастика сильнее всего представлена там, где она диктовалась необходимостью одновременно обнаружить сущность явлений, живописать, осмеять, а кроме этого, завуалировать, скрыть прямой смысл сказанного (например, в «Истории одного города»). 
   После «Истории одного города» взлёты щедринской фантастики связаны с такими произведениями, как «Современная идиллия» и «Сказки».
   Говоря о «Сказках», необходимо отметить, что в них происходило не только нарастание фантастического элемента, но и сближение его с фантастикой народных сказок. Сказка – именно та форма, в которой мотивировка переходов от реальности к фантастике нашла у писателя наиболее полное выражение. Объектом сатиры Салтыков-Щедрина в «Сказках» выступают все сферы российской действительности. Так, «Медведь на воеводстве» - ирония по поводу политики российского государства. Критике политики российского общества, политики кнута и пряника, посвящена сказка «Орёл-меценат». В «Карасе-идеалисте» писатель мастерски разоблачает русских пропагандистов.
   Подводя итог, повторим вслед за А.С. Бушминым: главная роль фантастического элемента в прозе Салтыкова-Щедрина заключается в том, чтобы более резко и ясно выразить смысл социальных явлений.

 

Ликвидация безграмотности плюс...

Цитата недели

 

Чему бы ты ни учился, ты учишься для себя

 

Петроний

 

Просто интересно

 

Как языческий бог Чур деревянной чуркой стал

 

Кто из нас в детстве не играл в догонялки и не кричал громко «Чур меня»?! Наверняка каждый, но не каждый знает, что восклицание «Чур!» имеет очень древние корни. И хотя в наше время об этом мало кто знает, история возникновения этого выражения весьма интересна. Восклицание «Чур меня» первоначально было заклинанием против нечистой силы, запретом касаться чего-либо, производить какие-то действия.


При частичном или полном копировании материалов ссылка на сайт обязательна. 2015-2017 гг.
Яндекс.Метрика