Почему изображение генеалогического древа, повешенное в столовой отцовского дома, вызвало усмешку у князя Андрея?

Отрывок из романа Л.Н. Толстого «Война и мир»

 

   В назначенный час, напудренный и выбритый, князь вышел в столовую, где ожидала его невестка, княжна Марья, m-lle Бурьен и архитектор князя, по странной прихоти его допускаемый к столу, хотя по своему положению незначительный человек этот никак не мог рассчитывать на такую честь. Князь, твёрдо державшийся в жизни различия состояний и редко допускавший к столу даже важных губернских чиновников, вдруг на архитекторе Михаиле Ивановиче, сморкавшемся в углу в клетчатый платок, доказывал, что все люди равны, и не раз внушал своей дочери, что Михайла Иванович ничем не хуже нас с тобой. За столом князь чаще всего обращался к бессловесному Михайле Ивановичу.
   В столовой, громадно-высокой, как и все комнаты в доме, ожидали выхода князя домашние и официанты, стоявшие за каждым стулом; дворецкий, с салфеткой на руке, оглядывал сервировку, мигая лакеям и постоянно перебегая беспокойным взглядом от стенных часов к двери, из которой должен был появиться князь. Князь Андрей глядел на огромную, новую для него, золотую раму с изображением генеалогического дерева князей Болконских, висевшую напротив такой же громадной рамы с дурно сделанным (видимо, рукою домашнего живописца) изображением владетельного князя в короне, который должен был происходить от Рюрика и быть родоначальником рода Болконских. Князь Андрей смотрел на это генеалогическое дерево, покачивая головой, и посмеивался с тем видом, с каким смотрят на похожий до смешного портрет.
   — Как я узнаю его всего тут! — сказал он княжне Марье, подошедшей к нему.
   Княжна Марья с удивлением посмотрела на брата. Она не понимала, чему он улыбался. Всё, сделанное её отцом, возбуждало в ней благоговение, которое не подлежало обсуждению.
   — У каждого своя ахиллесова пятка, — продолжал князь Андрей. — С его огромным умом donner dans ce ridiculе [поддаться этой мелочности!]
   Княжна Марья не могла понять смелости суждений своего брата и готовилась возражать ему, как послышались из кабинета ожидаемые шаги: князь входил быстро, весело, как он и всегда ходил, как будто умышленно своими торопливыми манерами представляя противоположность строгому порядку дома.

Анализ отрывка из романа Л.Н. Толстого «Война и мир»

 
   В данном отрывке мы видим, как, разглядывая генеалогические древо, князь Андрей Болконский усмехается, и это вполне обоснованно. Его отец, князь Николай Андреевич, приглашает к столу семейного архитектора, чтобы показать своей дочери, "что Михаил Иванович ничем не хуже нас с тобой", и при этом вешает на стену картину с древом, дабы дать всем знать, какие у него древние корни, как он дорожит историей семьи и гордится ею. Усиливает неприятное впечатление Андрея и портрет предка Болконских в короне, висящий рядом с родословной. Именно потому, что отец делает вещи, которые никак не вяжутся с его истинным характером, Андрей и усмехается. Я думаю, что, по его мнению, лицемерно приглашать к столу безродного архитектора и пренебрегать пожать руку высокопоставленному чиновнику (только потому, что тот не такого древнего и знатного рода, как Болконские). Но главное, на мой взгляд, даже не это. Князь Андрей усмехается, потому что ему кажется нелепым прибегать к «помощи» давно умерших предков, чтобы заслужить себе славу, почести, уважение. Всего этого, по мнению Андрея, человек должен добиваться сам, благодаря своим умениям, знаниям, таланту. Этим он сильно отличается от отца. И хотя перед нами князь Андрей, ещё не переживший Аустерлиц и Бородино, эта усмешка – тонкий намёк на его будущие духовные изменения.

 

Ликвидация безграмотности плюс...

Цитата

 

Литература - это новости, которые не устаревают
 
(Эзра Паунд)

 

 
При частичном или полном копировании материалов ссылка на сайт обязательна. 2015-2019 гг.
Яндекс.Метрика

Просто интересно

 

История двух Калининградов

 

⁠Знаете ли вы, что в течение пятидесяти лет в России существовало два города с таким названием? Подмосковный город, который известен молодому поколению, как Королёв, с 1938 года носил название Калининград. А до этого – рабочий посёлок Калининский, а еще чуть раньше – посёлок Подлипки. Именно в дачный посёлок Подлипки в 1918 году из Петрограда был перенесён Орудийный завод, превративший тихое местечко во вполне оживлённое.